«Создаем среду для частных инвесторов». Интервью Евгения Куйвашева

«В Свердловской области создана развитая инфраструктура для поддержки бизнеса. Эффективность преференций за последние два года — более семи рублей инвестиций на один рубль налоговых льгот».

За последние семь лет в Свердловскую область вложено 2,4 трлн руб. инвестиций. Создание благоприятного делового климата, поиск и привлечение инвесторов — приоритетно для власти региона, подчеркивает Губернатор Евгений Куйвашев.

В нашем регионе создана большая инфраструктура для поддержки бизнеса, и это дает ощутимые результаты: за два года эффективность преференций составила более семи рублей инвестиций на один рубль налоговых льгот. Глава региона в интервью рассказал о том, что еще будет сделано для инвестиционной привлекательности области, какие отрасли импортозамещаются лучше всего, будут ли проданы в ближайшее время государственные активы и что он думает про «мусорную реформу» и здоровье свердловчан.

СРЕДА ДЛЯ ЧАСТНЫХ ВЛОЖЕНИЙ

В недавнем отчете о работе правительства перед депутатами Законодательного собрания Евгений Куйвашев рассказал, что с 2012 по 2018 г. в Свердловскую область привлечено около 2,4 трлн руб. инвестиций в основной капитал. Причем значительная часть — это именно частные инвестиции.

2,4 трлн руб. — это много? Как вы оцениваете этот результат?

— Это хороший результат. Нам, безусловно, есть над чем работать, и мы не намерены снижать темпов по привлечению инвестиций в Свердловскую область, но 2,4 трлн инвестиций в основной капитал — цифра значительная.

Эффективная инвестиционная деятельность — это ключевой механизм развития экономики, он позволяет обеспечить решение всех наших стратегических целей и задач. Если говорить о частных инвесторах, то мы с повышенным вниманием относимся к созданию возможностей для их работы, предоставлению им преференций, сопровождению в режиме «одного окна». Каждый год утверждаем перечень проектов, имеющих стратегическое значение для социально-экономического развития Свердловской области, и движемся по этому документу. С 2019 г., к слову, в свете установок майского Указа президента, мы эти проекты систематизируем по стратегическим направлениям. В этом году в перечень включены 57 инвестиционных проектов.

Если говорить о частном бизнесе, какие стратегические инвесторы пришли в регион в течение последних пяти лет? Можете ли вы назвать проекты, суммы и сроки?

— В числе интересных проектов — создание в Екатеринбурге в районе Широкой речки комплексной инфраструктуры для развития сферы информационных технологий. Речь идет о строительстве комплекса зданий для размещения IT-компаний, образовательного центра и жилых помещений для резидентов. Первые объекты должны появиться уже в 2023 г. Это проект компании «СКБ Контур» с общим объемом инвестиций в 10,7 млрд руб. Он полностью укладывается в нашу областную программу цифрового развития экономики «Умный регион».

Еще один пример — строительство обогатительной фабрики для переработки полиметаллических руд на площадке территории опережающего развития в Краснотурьинске. Инвестор «Краснотурьинск-Полиметалл», получивший в начале года статус резидента ТОСЭР, планирует вложить в проект 3,5 млрд руб. В результате будет создано 150 новых рабочих мест для жителей севера области.

Как ведется работа с иностранными инвесторами? И оправдались ли, в частности, ваши ожидания по сотрудничеству с немецким концерном Siemens?

— В последние годы мы много участвуем в международных выставках и конгрессах, проводим статусные мероприятия, и это дает результаты: мы видим, как растет интерес иностранных партнеров к нашему региону. Для примера назову такую цифру: с января по сентябрь прошлого года в Свердловской области зарегистрировано 77 новых компаний с участием зарубежного бизнеса. Мы активно работаем с Китаем, Японией, Южной Кореей и другими государствами.

В Екатеринбурге с 2016 г. реализуется проект по организации производства оборудования для металлообработки с чешской компанией TOS VARNSDORF. Общие инвестиции до
2025 г. оцениваются в 3,1 млрд руб., и проект в 2019 г. остается в перечне имеющих стратегическое значение для развития Свердловской области.

В сентябре прошлого года на площадке особой экономической зоны «Титановая долина» в Верхней Салде был пущен в эксплуатацию производственный комплекс по механической обработке штамповок авиационного назначения. Я говорю об инвестпроекте Ural Boeing Manufacturing, реализуемом корпорацией Boeing и ВСМПО-Ависма. Общий объем инвестиций здесь — 5,5 млрд руб., количество создаваемых рабочих мест — 230.

Что касается совместного проекта Группы Синара и концерна Siemens AG, организованного в 2010 г. для производства «Ласточек» — электропоездов нового поколения, то он живет и достаточно успешно развивается. В 2015 г. «Ласточки» поступили в серийное производство, к 2017 г. уровень локализации здесь составил почти 80%. Совместное предприятие с компанией Siemens считается одной из историй успеха немецкого бизнеса на Урале и в России в целом.

Вы сказали, что правительство региона готово к поддержке бизнеса, предоставлению льгот и преференций. Как такие программы сегодня выполняются в Свердловской области?

— Мы давно взяли курс на формирование в Свердловской области среды, благоприятной для частных вложений. От того, как власть проведет эту работу, зависит в конечном счете благополучие жителей нашего региона.

Хороший деловой климат — это совокупность многих факторов. Это и современные дороги, инженерные и коммунальные сети, качественно проработанная логистика, отсутствие инфраструктурных ограничений, понятные «правила игры» и так далее. Комплексная система поддержки бизнеса — это тоже важная часть нашей работы. В Свердловской области успешно применяются льготы по налогам на имущество и прибыль для резидентов территорий опережающего развития — Краснотурьинск, Новоуральск и Лесной, а также особой экономической зоны «Титановая долина», для участников специальных инвестиционных контрактов и приоритетных инвестиционных проектов. В Свердловской области создана развитая инфраструктура для бизнеса: областной Фонд поддержки предпринимательства, венчурный фонд, бизнес-инкубаторы и технопарки. В прошлом году создано Агентство по привлечению инвестиций Свердловской области.

Мы посчитали эффективность преференций за последние два года — это более семи рублей инвестиций на один рубль налоговых льгот. Достойный результат.

Что это за организация — региональное Агентство по привлечению инвестиций? Чем она будет отличаться от подобных структур?

— Я уже говорил, что наша работа по привлечению в Свердловскую область и Екатеринбург крупных конгрессно-выставочных мероприятий — это хороший инструмент развития региональной экономики: мы получаем новых партнеров, рост деловой активности, приток туристов, в том числе иностранных, и так далее.

Позиционируя Свердловскую область как центр деловой активности, мы вышли сегодня на такой уровень, при котором нам уже стала необходима специализированная профессиональная структура в сфере конгрессно-выставочной деятельности. Созданное нами агентство занимается не только собственно работой с инвесторами, но и выполняет функции регионального конгресс-бюро. Появление подобных организаций — федеральный и региональный тренд.

Многие эксперты говорят о том, что в течение последних пяти лет благосостояние людей в целом в России падает и тенденций к росту нет. Соответственно, под угрозой многие рынки и отрасли. Какие, на ваш взгляд, меры должна принимать региональная власть, чтобы остановить эти процессы?

— Основная часть дохода людей — это зарплата. За последние пять лет в Свердловской области среднемесячная заработная плата одного работника выросла почти на 40%. В прошлом году она составила 37,6 тыс. руб. С 2012 г. обеспечен кратный рост зарплаты в бюджетном секторе.

По данным статистики, номинальные среднедушевые денежные доходы в Свердловской области за последние пять лет выросли на 16%, до 36 тыс. руб. в 2018 г. Традиционно этот показатель выше, чем в среднем по России, это связано с уровнем нашего экономического и социального развития. Реальные доходы жителей региона, которые несколько лет подряд снижались из-за роста цен, в 2018 г. показали положительную динамику.

Свою задачу мы видим в том, чтобы не допустить снижения этой планки. Как это сделать? Через тесное взаимодействие с бизнес-сообществом, профсоюзами для обеспечения роста заработной платы во внебюджетном секторе. Кроме того, на социальные обязательства власти перед жителями Свердловской области в бюджете региона на 2019 г. предусмотрены расходы в 169,1 млрд руб.

КОНКУРЕНЦИЯ НА МИРОВЫХ РЫНКАХ

На «Арктическом форуме» президент Владимир Путин сообщил, что только в 2018 г. Россия вложила в импортозамещение 637 млрд руб. По словам г-на Куйвашева, наша область также много вкладывает в модернизацию импортозамещающих производств.

Что нового появилось в Свердловской области за последние пять лет, какие товары мы смогли успешно заместить?

— Процесс импортозамещения мы увязываем с необходимостью создания на Урале продукции, способной конкурировать на мировых рынках. Как сказал президент Владимир Путин, импортозамещение — не самоцель, это возможность развития компетенций наших производителей, особенно в высокотехнологичных секторах экономики.

Следуя этой логике, мы разработали план по импортозамещению в промышленном комплексе, рассчитанный на 2016-2020 гг., мы по нему системно движемся и отмечаем уже вполне ощутимые результаты.

Так, Каменск-Уральский металлургический завод реализует большой проект по строительству прокатного комплекса, необходимого для импортозамещения большого сегмента инновационной продукции для стратегических отраслей промышленности — строительства авиационной техники, крупных судов, в том числе и для перевозки сжиженных газов. Уральский турбинный завод выпустил турбины новой серии, которые будут применяться для термического обезвреживания твердых коммунальных отходов. Это полностью российские турбины, производство которых позволяет отказаться от дорогого импортного аналога. Уральский приборостроительный завод в этом году завершил разработку первого в России аппарата искусственной вентиляции легких с турбинным приводом. Что интересно, к этому проекту не привлекались зарубежные разработчики. Таких примеров — множество.

Назовите конкретные цифры: сколько Свердловская область тратит на импортозамещение? Сохранится ли этот приоритет в будущем? Или произойдет переход от импортозамещения к созданию совместных производств с иностранными партнерами?

— В прошлом году при поддержке областного правительства в регионе было создано или модернизировано более шести десятков импортозамещающих производств с общим объемом инвестиций почти в 50 млрд руб. Из федерального бюджета на реализацию проектов наших промышленных предприятий, в том числе и связанных с импортозамещением, было привлечено более 12 млрд руб. Нет никаких оснований сегодня для того, чтобы замедлять набранные темпы.

Что касается создания совместных производств с зарубежными партнерами, то это тоже стимул к импортозамещению, локализации выпуска продукции. Возьмем, к примеру, производство самолетов Л-410. В конце прошлого года во второй очереди «Титановой долины» был открыт производственный комплекс Уральского завода гражданской авиации. Уже сегодня при выпуске Л-410 здесь применяется отечественный комплекс бортового оборудования, а в 2021 г. уровень локализации должен превысить 70%. О другом показательном примере импортозамещения с участием иностранной компании я уже говорил: это производство электропоездов «Ласточка». Там процент локализации еще выше.

ПРИВАТИЗАЦИЯ ГОСАКТИВОВ ДОЛЖНА БЫТЬ ТОЧЕЧНОЙ

В 2016 г. крупный сельхозактив, принадлежавший области — ОАО «Птицефабрика «Среднеуральская», был признан банкротом и продан челябинскому агрохолдингу «Равис». Однако это — единичный случай, считает Евгений Куйвашев, и приводит примеры эффективного управления госпредприятиями.

Как вы считаете, может ли государство эффективно владеть и управлять крупным бизнесом?

— Опыт Свердловской области позволяет заявлять, что предприятия, находящиеся под контролем региона, могут эффективно работать, и делают это прямо сейчас. Раз вы говорите об агропромышленном комплексе, вот вам пример. Три птицефабрики — «Первоуральская», «Свердловская» и «Рефтинская», 100% акций которых находятся в госсобственности Свердловской области, — показали по итогам 2018 г. положительные финансовые результаты. Устойчиво развиваются и другие предприятия АПК, находящиеся в собственности региона: «Ирбитский молочный завод», «Богдановичский комбикормовый завод» реализуют крупные инвестпроекты.

Какие бизнесы, находящиеся в собственности Свердловской области, могут быть выставлены на продажу?

— Мы ведем политику точечной приватизации активов, руководствуясь простым правилом — от этого должна быть польза и бизнесу, и государству. Ежегодно в регионе принимается программа приватизации госимущества региона. Она находится в открытом доступе, эта работа находится под тщательным депутатским контролем.

Как вы в целом оцениваете ситуацию с продовольственной безопасностью области? За последние годы из крупных открытий на этом рынке — теплицы УГМК, но этого явно недостаточно, чтобы обеспечить жителей области местными продуктами. Сможем ли мы себя прокормить?

— Теплицы в Садовом, безусловно, крупный и значимый проект, но назвать его единственным — большое заблуждение. В прошлом году мы открыли новый цех по производству сухого молока на «Ирбитском молочном заводе», чуть раньше — уникальный селекционно-семеноводческий центр «Уральский картофель», который обеспечит потребность всего федерального округа в элитных семенах картофеля. За последние несколько лет было модернизировано и реконструировано более 40 ферм.

В агропромышленном комплексе Свердловской области работают более 350 сельскохозяйственных организаций, 500 пищевых предприятий, не меньше 800 фермерских хозяйств. Мы год от года уверенно держим позиции в десятке регионов-лидеров по производству молока и яиц. В денежном выражении объем выпуска производства сельхозпродукции в 2018 г. вырос на 5% — до 82,5 млрд руб. Продовольственная безопасность региона только укрепляется.

Многие руководители частных банков в разговоре с журналистами высказывают мнение, что доля государства в банковском секторе чрезмерна. Как вы можете оценить процесс госприватизации кредитных учреждений с точки зрения регионального развития? Контролируют ли региональные власти ситуацию?

— И регулирование, и контроль банковского сектора осуществляет Банк России, а не областные власти. В Свердловской области представлены сегодня четыре региональных банка и 36 филиалов банков. Все они, насколько мне известно, работают достаточно стабильно.

ЗДОРОВЬЕ и «МУСОРНАЯ РЕФОРМА»

В апреле Росздравнадзор проверил систему здравоохранения в регионе и выявил несколько нарушений. По мнению ведомства, в регионе слишком высокий уровень показателей смертности, не все граждане могут получить положенные им бесплатные лекарства, а взаимодействие между областными и районными больницами недостаточно выстроено.

У нас действительно такой высокий уровень смертности, что для этого нужно было организовывать проверку?

— Давайте разберемся. Показатель смертности в Свердловской области, по данным Росстата, в 2018 г. составил 13,4 случая на 1000 человек, живущих в регионе. Это столько же, сколько годом ранее. В целом по России смертность в 2017 и 2018 гг. составила 12,4 случая на тысячу человек. Но при формировании общероссийского показателя учитываются данные всех территорий, в том числе и южных, где во все времена продолжительность жизни была высокой. Это Ингушетия, Чечня, Дагестан, там показатель смертности составляет примерно 3-5 случаев. Что касается наших соседей — Ямала и Югры, здесь живет большое количество молодых людей, приезжающих из других регионов работать. В Свердловской области возрастная структура людей несколько иная, поэтому мы получаем такие цифры.

Президент России поставил перед нами конкретную задачу — достичь к 2024 г. среднего уровня продолжительности жизни в 78 лет. Сегодня в Свердловской области мы говорим о показателе в 71 год. Поэтому большое внимание мы уделяем сегодня внедрению телемедицинских технологий, решению кадровой проблемы в здравоохранении, переформатированию наших больниц и поликлиник, установке ФАПов и развитию санитарной авиации. Мы запустили пилотный проект по онкологическому скринингу работников предприятий Свердловской области, создаем уникальный центр ядерной медицины для борьбы с раковыми заболеваниями. Все это позволяет нам комплексно заботиться о жизни и здоровье людей, живущих на Среднем Урале.

Еще были вопросы по взаимодействию между медицинскими ведомствами области и города, по схемам маршрутизации пациентов.

— Насколько мне известно, и между ведомствами, и между областными и городскими больницами налажены нормальные рабочие контакты. Я вам для примера скажу, что часть главных внештатных специалистов министерства — это одновременно и внештатные специалисты управления здравоохранения Екатеринбурга. Допустим, Игорь Пушкарев отвечает за скорую помощь и в регионе, в и Екатеринбурге. Говорить о каких-то системных сбоях я бы не стал.

Теперь о маршрутизации. В Свердловской области действуют схемы, по которым жители небольших населенных пунктов направляются по показаниям в больницы крупных городов, в том числе в Екатеринбург. Все это закреплено документально, и программа реализуется. При этом, по оценкам специалистов, единую систему маршрутизации целесообразно рассматривать только для конкретного профиля заболеваний. То есть работа с онкологическими пациентами отличается от работы с теми, кто получил травму. Здесь другие сроки и условия маршрутизации.

Недавно стало известно, что Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр, построенный в Нижнем Тагиле предпринимателем Владиславом Тетюхиным, лишился большей части операций по ОМС, и только после масштабного информационного шума ситуация начала выправляться…

— Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр люди всегда называли просто «Тетюхинским госпиталем», а теперь он и официально носит имя Владислава Валентиновича. Это уникальный проект, реализованный удивительным человеком. Областные власти всегда этот проект поддерживали и будут поддерживать. Госпиталь участвует в программе ОМС и в части региональных квот загружен полностью.

Другой вопрос в том, что центр может быть загружен еще больше, и нужно понять, как использовать эти возможности, расширять спектр медицинских услуг. Сейчас, после ухода из жизни Владислава Валентиновича, наша задача — сохранить и развить то, что он оставил в наследие уральцам. Мы этот вопрос прорабатываем, в том числе и с его наследниками.

Раз уж речь зашла про социалку, прокомментируйте ход «мусорной реформы». Например, может ли региональное правительство влиять на установку тарифов на вывоз мусора? 

— Процесс перехода к новой системе обращения с твердыми коммунальными отходами — сложный и многоплановый. Практически с нуля мы сегодня создаем новую отрасль, формируем новое отношение к сбору, сортировке и переработке мусора у жителей региона. Понимая это, мы хорошо подготовились, приняли все необходимые документы, отобрали регоператоров, зафиксировали зоны их ответственности. Сформировали планы: до 2025 г. в Свердловской области предполагается построить 12 мусоросортировочных комплексов, к 2023 г. перейти на систему дуального накопления коммунальных отходов.

Тарифы на услуги региональных операторов действительно остаются довольно чувствительной темой. У нас здесь не слишком большое пространство для маневра, однако все возможные шаги мы предпринимаем. Так, после решения федерального правительства о снижении ставок платы за негативное воздействие на окружающую среду наши тарифы были скорректированы. В Свердловской области для участников войны, ветеранов труда, детей-сирот и многодетных семей действуют льготные тарифы. Такую работу мы ведем.

СТАТЬ УЗНАВАЕМЫМИ ВО ВСЕМ МИРЕ

В прошлом году Екатеринбург во второй раз проиграл в борьбе за право проведения ЭКСПО. Несмотря на эти неудачи, само участие в борьбе за право принять Всемирную выставку выводит город на новый уровень, говорит Евгений Куйвашев.

Вы лично были огорчены, когда город не выиграл? На что сейчас вы делаете ставку — Универсиада, ИННОПРОМ, новые проекты?

— Если вы сейчас спрашиваете об эмоциональной стороне, то да, безусловно, огорчен. При этом я понимаю, что само наше участие в продвижении заявки на ЭКCПО сделало Екатеринбург и Свердловскую область без преувеличения узнаваемыми во всем мире. Наш регион закрепил за собой статус «территории федерального значения», включенной в глобальные деловые коммуникации. Этот статус — наше конкурентное преимущество, которое мы сегодня используем.

Я напомню, с темой проведения Всемирного ЭКСПО мы увязывали развитие площадки на берегу Верх-Исетского пруда как «умного города» с самыми современными технологиями для работы и жизни. От этих планов никто не отказывается. Проект мы рассчитываем переформатировать под Универсиаду и получить в итоге территорию с уникальной средой: «зеленой» энергетикой, интеллектуальным транспортом, умными системами управления. Это место станет новым сердцем города, если хотите — новым его центром. Проект будет реализован в любом случае, это наше обещание горожанам, которые нужно выполнить.

Что касается других международных проектов, то работы у нас в обозримом будущем очень много. Это и ИННОПРОМ, и Глобальный саммит производства и индустриализации GMIS. Местом проведения саммита станет конгресс-центр МВЦ «Екатеринбург-ЭКСПО», который в дальнейшем станет площадкой для самых разных событий — от форумов до концертов.

Этим летом у нас прошел Всемирный боксерский форум, на который впервые собрались главы основных мировых организаций, а осенью будет чемпионат мира по боксу. Кроме того, Свердловская область первой из российских регионов готова стать местом проведения Всемирного дня городов — это мероприятие Организации Объединенных наций. И, разумеется, большие надежды мы возлагаем на поддержку FISU нашей заявки на летнюю Универсиаду-2023. Ее проведение стало бы отличным подарком к 300-летию Екатеринбурга.

Источник: DK.RU

03.07.2019, 13:14
Эта подписка неактивна.