Свердловская область: макроэкономическая динамика

Объем валового регионального продукта (ВРП) Свердловской области характеризуется высокими показателями: по итогам 2018 г., по оценкам экспертов (официальные данные будут позже), оценивается на уровне 2,25 трлн руб., что на 5% выше результатов предыдущего года.

Последний раз сопоставимый прирост ВРП отмечался в 2012 г. Напомним, что рост валового внутреннего продукта (ВВП) РФ в 2018 г. составил 2,3%. Такой разрыв не является чем-то необычным. Похожая картина складывалась и в 2012 г. (7,1 и 3,7 соответственно), а всего с начала XXI века рост ВРП Свердловской области опережал рост ВВП РФ 11 лет. В целом, по данным Росстата, за последние 10 лет (2009-2018 гг.) объем ВРП области вырос (в основных ценах) почти в 2,6 раза, за последние 5 лет (2014-2018 гг.) – почти на 44%. Впрочем, следует отметить, что на данные показатели достаточно сильно повлияла инфляция, которая набрала за 10 лет около 100%, а также то обстоятельство, что точки отсчета приходятся на кризисные годы с восстановительным эффектом в последующие периоды. Но это характерно для всей страны, поэтому, как минимум, опережение темпов роста в России в целом остается бесспорным.

Это подтверждается и показателями подушевого ВРП. Если 10 лет назад подушевой ВРП Свердловской области составлял 90,1% от российского уровня, то в 2014 г. – уже 94,7, в 2017 г. – 97%. С учетом тенденции и вышеприведенных цифр, вполне можно предположить, что в 2019 г. подушевой ВРП Свердловской области превзойдет аналогичный показатель РФ. В качестве дополнительного комментария отметим, что среднероссийский показатель подушевого ВРП приблизительно соответствует уровню Московской области.

Ответ на вопрос, почему так происходит, можно поискать в структуре ВРП региона.

Основным сектором экономики Свердловской области традиционно выступают обрабатывающие производства. С учетом десятилетней ретроспективы их доля выросла с 27,8% в 2009 г. до 31% в 2017 г. На первый взгляд, эта цифра не говорит о каких-то революционных процессах в экономике области. При этом объем отгруженной промышленной продукции увеличился в 3 раза, с 647,7 млрд руб. в 2009 г. до почти 2 трлн руб. в 2018 г.

Если смотреть более подробно, то хорошо видны два периода: 2009-2014 гг., когда доля этого сектора ненаправленно колебалась в диапазоне 26,6-29,1% и после 2015 года, когда показатель превысил 30% и стал понемногу расти. Здесь, скорее всего, сказались два фактора:

1)      в 2009 году ВРП области рухнул почти на 12%, прежде всего за счет базовых отраслей – черной и цветной металлургии, а так же подотраслей машиностроения, производящих горнодобывающее оборудование и транспорт;

2)      в 2013-2015 гг. был завершен ряд крупных инвестпроектов, которые, в результате, закономерно начали производить продукцию (назовем только наиболее крупные: Северский трубный завод, Прокатный комплекс Каменск-Уральского металлургического завода, «Уральские локомотивы»). В пользу этого фактора говорит еще и снижение доли строительства в ВРП в 2016 г. ниже 5%, хотя весь предыдущий период она колебалась от 5 до 7%.

Таким образом, в 2009-2014 гг. мы наблюдаем преодоление последствий кризиса, наложившееся на инвестиционную паузу. С 2015 г. область входит в фазу восстановления, осложненного, правда, кризисом 2014-2015 гг., который оказался намного менее острым (около 2,5%), но при этом несколько более длительным. Восстановление еще не закончилось, еще имеет определенный резерв: в нулевые годы XXI века доля обрабатывающей промышленности колебалась около 35% и есть все основания предполагать, что уровень восстановится (темпы роста региональной промышленности в среднем выше темпов роста в других отраслях).

Если посмотреть на динамику индекса промышленного производства Свердловской области и сравнение ее с аналогичным показателем РФ в целом, то она, с определенными погрешностями, повторяет ситуацию, приведенную выше по отношению к валовому региональному продукту, что, в общем, подтверждает системообразующую позицию промышленности по отношению к ВРП области.

Второй по значимости выступает сфера оптовой и розничной торговли. Ее показатели, хотя и колеблются, но в целом демонстрируют снижение доли с 20% до немногим более 17%.

Здесь целесообразно отдельно рассмотреть розничную и оптовую торговлю.

Оборот оптовой торговли в фактически действовавших ценах вырос с 1047,7 млрд руб. в 2009 г. до 2279,2 млрд руб. в 2018 г. (в 2,2 раза). Физический объем оборота оптовой торговли показывает снижение только в 2009 г. на 15%, что создает эффект низкой базы на последующее десятилетие и в 2014 г. (всего на 1,6%), что, с учетом темпов роста в оставшиеся годы рассматриваемого десятилетия, несущественно повлияло на итоговый показатель.

Что касается розницы, то здесь десятилетний прирост несколько меньше – с 553,3 млрд руб. в 2009 г. до 1307 млрд руб. в 2018 г. (в 2,4 раза). При этом снижение в 2009 г. к 2008 г. всего 4,4 %, поэтому и точка отсчета по сравнению с оптовой торговлей выше. Следует отметить, что физический объем оборота розничной торговли, достигнув максимума в 2013 г., с 2014 г. по 2017 г. снизился суммарно почти на 20% и только в 2018 г. показал рост на 2,3%. Таким образом, основной прирост – на 72% (при накопленной инфляции за период около 42%) пришелся на 2009-2013 гг., а далее последовало затяжное снижение и только в прошлом году появились какие-то признаки возможного восстановительного роста (не факт).

То есть:

1. Торговля в прошедшее десятилетие по динамическим показателям заметно уступила промышленности, что и вызвало снижение ее веса в ВРП;

2. Накопленный результат розничной торговли в этот период несколько лучше, чем у оптовой, несмотря на более высокую базу в начале десятилетия и спад в 2014-2017 гг.

Приблизительно такая же ситуация и в сфере транспорта.

Что касается уровня жизни населения, то если рассматривать наиболее комплексный параметр - фактическое конечное потребление домашних хозяйств, то за истекшее десятилетие (в данном случае из-за особенностей статистического учета десятилетний период 2008-2017 гг.) ничего сильно не поменялось, прирост в 2 раза по абсолютным цифрам снивелировала инфляция, структура расходов домашних хозяйств Свердловской области на конечное потребление, хотя и колебалась внутри периода, но ненаправленно. В итоге, осталась приблизительно такой же: несколько больше трети – продукты, треть – непродовольственные товары, несколько меньше 30% - услуги, в рамках погрешности – остальное. При этом реальные располагаемые денежные доходы за рассматриваемый период снизились приблизительно на 5%, причем все снижение приходится на период с 2014 г., до этого был рост почти на 16%.

Если посмотреть на текущую ситуацию в разрезе предприятий, то за прошедший период их количество, как и в целом по стране, заметно сократилось, но оборот по полному кругу предприятий вырос приблизительно в 3,2 раза, т.е., с учетом инфляции – более, чем в 1,5 раза. Впрочем, здесь следует опять учитывать кризисы – если за точку отсчета взять 2008 г. и вычесть инфляцию, то рост будет приблизительно на 20-25% (причем за 11 лет). Если посмотреть на показатели эффективности (приняв за них сальдированный, т.е. прибыль минус убытки, финансовый результат), то здесь кризисы как раз видны очень четко: в 2009 г. по отношению к 2008 г. показатель упал в 11,5 раз, до 11,8 млрд руб., а через год вырос в 12 раз, до 140,2 млрд руб., немного превысив уровень 2008 г. В 2014 г. все намного проще: сальдированный результат по отношению к 2013 г. снизился в 4 раза (при этом снижение началось еще в 2013 г. – на 43% к 2012 г.), в 2015 г. вырос в 2,7 раза, что намного меньше, чем до кризиса и реальный рост произошел начиная с 2016 г. – в 3,3 раза. Интересно, что процент убыточных организаций, достигнув максимума в 2008 г. (34,8%), затем уверенно снижался до 2015 г. включительно (18,6%), продемонстрировав рост до 28,8% в 2016 г., в 2017 г. снизилась до минимальных в рассматриваемый период 17,6% и поднявшись почти до 27% в 2018 г., то есть, процесс еще не закончился, а что это за процесс – предмет отдельного изучения. При этом сумма убытка вполне следовала экономической логике – пики в 2009 г. и 2014-2015 гг. и резкий спад в 2016 г. Таким образом, можно предположить, что здесь мы видим два контура региональной экономики:

1. Крупные, системообразующие предприятия со своими спойлерами, вписанные в глобальные экономические процессы. Их немного, но они генерируют основные финансовые объемы.

2. Малый бизнес, живущий своей жизнью внутри региона. Он так же зависит от общего состояния экономики, но с определенным опозданием (по вышеприведенным данным – приблизительно два года) и не так линейно, как крупный.

Если анализировать ситуацию с основными фондами региона, то здесь в целом, все вполне предсказуемо: за 9 лет по размеру основных фондов экономика области за прошедшее десятилетие приросла приблизительно на 175%, хотя в ряде случаев это и объяснялось инфляционными процессами. Степень износа за тот же период выросла на 7%, с 49,6% до 56,6%, причем выделяются 2 периода: 2009-2013 гг. – показатель колебался около 50% и после 2013 года, когда уровень износа заметно вырос и колебался на уровне 56-57%, фиксируя тем самым инвестиционную паузу. Здесь следует отметить, что такой уровень заметно (практически на 10%) выше среднего по РФ и данное обстоятельство однозначно свидетельствует о недоинвестированности региона.

Инвестиции в Свердловскую область за десятилетие накопленным итогом составили более 3,2 трлн руб., пик в абсолютных цифрах пришелся на 2014 г., когда их общий объем составил 371,6 млрд руб., или 22,4% ВРП. Годовые инвестиции увеличились за этот период с 200,4 млрд руб. в 2009 году до 318 млрд руб. в 2018 г. (на 58,3%), причем внебюджетные инвестиции росли опережающими темпами – на 82,3% (с 141,1 млрд руб. в 2009 г. до 257 млрд руб. в 2018 г.), в результате доля органов государственной и муниципальной власти в общем объеме инвестиций уменьшилась с 30% до 20%, из оставшихся заметно (с пиковых 9,2% от общего объема в 2011 г. до 2,3% в 2017 г. и 2018 г.) снизились инвестиции в регион со стороны госкорпораций. Частные (российские и иностранные инвестиции) в регион составляют около 2/3 общего объема. Их пик приходится на 2015 г. (совпадая, таким образом, с промышленной динамикой, что совсем неудивительно), но в остальном динамика частных инвестиций совпадает с общей динамикой.

Доходная часть бюджета области за прошедшие десять лет выросла в 2,16 раза, расходная – несколько меньше, в 2,03 раза и в 2018 г. в регионе был зафиксирован профицит бюджета – более 10 млрд руб. Доходы бюджета по итогам года увеличились почти на 15%. По состоянию на 01.01.2019 г. долг региона составил 72,8 млрд руб., и сократился на 3,7%. Отношение долга к доходам бюджета стабильно снижается и составило в 2018 г. 24,1% (в 2017 г. – 38,9%, в 2016 г. – 42%, и т.д.), что, по версии РИА-Рейтинг, означает 26-е место среди субъектов РФ.

Характеризуя ситуацию в Свердловской области за последние 10 лет, стоит отметить, что экономическая ситуация в регионе, с одной стороны, достаточно четко следует внешней конъюнктуре, с другой – периоды роста в регионе носят более интенсивный характер, нежели в среднем по стране. В предыдущий период подъема в регионе был сделан серьезный шаг в сторону диверсификации экономики: появились не только новые предприятия, но и новые отрасли – строительство тягового железнодорожного подвижного состава. Похоже, сценарий воспроизводится: если считать за прохождение низшей точки кризиса 2016 год: появилось большое тепличное хозяйство, ориентированное на внутренний рынок области, строится предприятие для производства небольших самолетов для местных линий. В целом, регион готов к притоку инвестиций, есть необходимые ресурсы и инфраструктура, но инвестиционный бум еще не начался. Самое время стартовать.

Воротков Павел Александрович, аналитик АНО "Агентство по привлечению инвестиций Свердловской области"

16.10.2019, 10:11
Эта подписка неактивна.